Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

(no subject)

Пишу эрото-патриотический детектив-фэнтези в восьмидесяти книгах, двести сорока трех главах и двадцать две тысячи ста сорока пяти вершках под названием "ВЕРА, НАДЕЖДА, ЛЮБОВЬ"..
В этом журнале будет текст.
Здесь я буду эти самые вершки сам вот читать. Здесь же я поиграю вам на фортепиано. Ну просто так. Чтобы получилось как жареное мясо и гарнир с подливкой.
Мой эрото-патриотический детектив-фэнтези конечно же развивает идеи геосимволизма.
Вы увидите (и услышите) будущее нашей России, далекий две тысячи четыреста восемьдесят первый, а может, три тысячи восемьсот девяносто седьмой год..
Разумеется, любое сходство действующих в романе лиц с нашими современниками является совершенно случайным, и тем более не таит в себе никакого злого умысла.
Критика российской власти, свирепствующей в авторитете на страницах моей книги. вовсе не означает, что я плохо отношусь к власти нынешней. Напротив, я нашу нынешнюю власть очень люблю и даже готовлюсь стать депутатом сельского совета.
Еще я являюсь сторонником дружбы всех народов и каких-нибудь там, возможно, возникших в будущем всяческих дружелюбных и не очень сущностей. Я даже готов признать вину человечества даже перед роботами за их угнетение в их бытность железной рудой.
Всякие комментарии отключаю. Хотите что написать - пишите мне в ФБ.

ГЛАВА ПЯТАЯ. ВЕРШОК ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ.

После того они с Кирою гуляли много дней подряд.
Ходили в кинотеатр.
Посетили два раза Переулок Второго Третьего Раздумия О Вечной Жизни (там жили одни только одноглазые однорукие попы, и это не было главной достопримечательностью переулка).
Даже ступили в тупик Имени Могилы Создателя Единого Государственного Экзамена Иже Все Отупители И Прочаи Мерзости. (Этот тупик состоял из одного дома и двух конюшен).
Иногда они смотрели на «веселые расстрелы».
На площади каждую последнюю пятницу каждого месяца расстреливали тех, кто был виноват в развале страны под названием Советский Союз.
Расстреливали. Потом, разумеется, воскрешали. После принудительно и прилюдно весь следующий месяц читали этим временно воскрешенным врагам России лекции о вреде, который те нанесли простым русским людям «во все веки».
Так было до следующего расстрела и воскрешения.
Так должно было быть действительно вечно.
Таким было положенное русским народом «веселое наказание» этих высокопоставленных когда-то России врагов.
А еще этим высокопоставленным когда-то негодяям  разрешалось спариваться только в последнюю субботу мая только с тибетскими летучими мышами.
Расстрелять же их мог каждый желающий русский человек.
Сунгурам не позволялось этого делать.


Collapse )

ГЛАВА ПЕРВАЯ. ВЕРШОК ПЕРВЫЙ.


Илия смотрел на облака.
Он любил смотреть на облака.
А такие он никогда еще не видел.
Это наверняка были очень редкие, возможно, даже линзовые облака.
Они перемещались по небу медленно.
Перемещались в сторону Волги.
Они казались такими близкими, если смотреть на них с крыши родного «Дома Коммуны», как смотрел сейчас Илия.
Напротив на той стороне площади стояла церковь святого Ссайона.
Илия посмотрел и на нее тоже.
Эту церковь поставил на площади градоначальник Ссанями.
Снесший здесь почти всё, что было ранее.
В русском народе градоначальника Ссанями еще называли «Подлый Снесу́со».
Такое прозвище дали Ссанями москвичи. Еще когда тот был градоначальником в Москве.
Когда Москва была ещё столицей России.
Когда Москва ещё не «вступила в небытие».
В те времена от самих москвичей Ссанями и получил это прозвище: «Подлый Снесу́со».
Получил, наверное, за то, что снес и в Москве немало хороших зданий тоже…

Илия подошел к самому краю крыши, посмотрел вниз.
«Докторска́я Дубина» вроде как уже открылась.
«Докторской Дубиной» называлась пивная.
Илие вдруг захотелось пива.

Collapse )