8 psy (leonidshimko) wrote,
8 psy
leonidshimko

Categories:

ГЛАВА ШЕСТАЯ ВЕРШОК ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ.

Лето стремительно пролетало.
Илия еще два раза ссорился с Кирой. И три раза мирился.
Или наоборот. Три раза ссорился.
Она снова и снова требовала от него действий «в роде тех, которые совершал когда-то неистовый Роланд».
Что это за действия такие - он не знал.
И делал, очевидно, что-то не то.
Экзамен по специальности назначили на первое августа.
Учиться Илие осталось совсем недолго.
Он ждал экзамена.
Он очень-очень хотел, наконец, «выпуститься», и стать свободным.
И еще он снова и снова понимал, что карьера концертирующего пианиста – не его жизненный путь.
… - А вот сочинять я буду, - думал он. – Это интересно. И как бы противоречит моей особенности «гаудис левита».  Я не хочу сочувствовать композиторам, музыку которых я играю. Я хочу хотя бы в музыке быть самим собой.  Мятежным, что ли. Бунтарский дух и прочее.
А Кира…
Она часто ему снилась.
В его снах она, как правило, летала, окруженная сиянием, похожим на сияние от Солнца. И не видела его, Илию, стоящего без крыльев и далеко внизу.
Возможно, она даже летала голая.
Но сияние от Солнца мешало ему разглядеть данный нюанс.
И еще ему так хотелось, чтобы она к нему спустилась.
А он бы тогда угостил ее киселем «Здравствуй, Маша».
… - Может, я ее люблю, - спрашивал он себя, когда, весь в поту, с быстро бьющимся  сердцем, после таких снов просыпался. И сам себе отвечал. – Да нет. Конечно же нет.

С друзьями Илия почти не виделся. Как-то не срасталось.
Спиридон вместе со своею артисткою Лилит изнывал от жары у себя дома, и даже не всегда открывал Илие (когда тот приходил) дверь.
Илия только знал, что Спиридон работает над каким-то там новым вариантом сценария «Нравоучительного представления».
Федр день и ночь напролет рисовал голыми приходящих к нему в мастерскую высших должностных лиц России.
У двери его квартиры постоянно дежурили охраняющие чиновников стрельцы-опричники.
А один раз дверь была без охраны.
Илия постучал.
Федр открыл.
Разумеется, дальше было распитие «Темного бархатного живого».
- Все они хотят, чтобы я изображал их без одежды и на фоне русской деревеньки или даже покосившейся деревянной избушки, - говорил Илие Федр… - Насколько же важно и депутатам Государственной Думы, и депутатам Совета Федерации тоже показать русскому народу и всему миру свою внутреннюю духовную сущность. Некоторые не желают и интимное место партбилетом закрывать… Федр замолчал, затем продолжил: - А вот эти… Ишь… Посмотри...
Он подвел Илию к картине, от которой приятно воняло свеженанесенною краской.
На фоне покосившейся деревянной избушки Председатель Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Двести Восемнадцатого Созыва Галошин властной рукою в грубой перчатке (типа той, что пользуются сварщики) держался за «хозяйство» первого своего заместителя Булодина. Тот – властно тоже - за «хозяйство» заместителя второго, фамилия которого, вроде, была Балочий. Далее по цепочке были третий и четвертый заместители Недолог и Болотников. Цепь замыкалась на самом Галошине. Вроде как Калии Партибурдимовиче. Держались, соблюдая субординацию. Тот же Болотников за «хозяйство» начальника держался с видимым большим почтением. На лицах всех парламентариев было заметно эрото-застенчивое и одновременно партийно выдержанное удовлетворение (и, возможно, некоторая неудовлетворенность). Илия еще подумал, что для полноты впечатления лицам депутатов не хватает тоненьких как у мушкетеров усов.
Федр, вдруг схвативший кисть, желтым подрисовал клюв сидящей на избушке прямо за Галошиным вороне.
- Так вот они…  (Федр подрисовал желтым и усы Калию Партибурдимовичу). - Они решили так выразить любовь к отчизне и изобразить с древности символизирующего Русь двухглавого орла.
Илия не замечал на картине орла.
- Вначале они хотели изобразить это на четвереньках, - продолжил Федр. – Но я не рекомендовал.
- И долго позировали?
- Три дня и три ночи.
- Вот странно, - произнес Илия. - Четвертый заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Двести Восемнадцатого Созыва Болотников занимает явно более низкую должность, чем «Первый Сам», но «хозяйство»  у Болотникова явно крупнее.
- Да ты присмотрись: у них совершенно одинаковые «хозяйства», - возразил Федр.
- Точно, одинаковые, - сказал Илия. – Если хорошо присмотреться.
- Потому, что они - властесодеращие структуры, - сказал Федр.
- А бывает такая формулировка: властесодержащая высокоуровневая тварь? – спросил, всматривающийся в картину. Илия. – Ну, типа пять негодных в одном годном?
- Го́дном или годно́м? Какое ударение правильное? – ответил вопросом на вопрос Федр и потянулся за очередной бутылочкой «Трехсосёнского».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments