8 psy (leonidshimko) wrote,
8 psy
leonidshimko

Categories:

ГЛАВА ТРЕТЬЯ. ВЕРШОК ДЕСЯТЫЙ.

Голубой экран засветился.
Показали замораживание Бельмачка.
Каждый раз перед воскрешением президента Скайбулая  замораживали временно правящего страною друга президентской семьи Триния Потопович Бельмеева, невзрачного карлика родом из курских лесов.
В народе же Триния Потоповича называли Бельмачком.
Илия слышал, что ещё Бельмачка называют Медя Для Би́тев. Он слышал это, когда посещал «Крепкий корпус». Или, возможно, это говорилось во «Дворе идиотов».
Показали крупным планом самого Триния Потоповича, почти прямую, отвесную, неразвитую линию профиля с жалким курносо-прямоносым носиком.
Возгласы, доносящиеся от народа, свидетельствовали о том, что Бельмачка в народе не уважают.
- Может, он вырос таким жалкеньким потому, что онанировал во время пребывания в средней школе? – предположил кто-то.
- Русская государственность с сильной властью была создана благодаря татарскому элементу, - тут же произнес Романыч.
Показали сценку под названием «Шатается Кресло». Эта сценка была обязательна перед замораживанием любого высшего должностного лица.
Бельмачка посадили в кресло. И немного пошатали.
Далее Бельмачок встал и несмело пошел к Мавзолею.
Илия сочувствовал курносо-прямоносому растерянному Бельмачку. В то же время он сочувствовать и не хотел вовсе.
Он знал, что маленький Бельмачок был большим вором.
Вот  только примечательность «гаудис левита» не оставляла Илие выбора. Ему приходилось сочувствовать и таким людям тоже.
- Где Брюсмясов и Опальник? – спросили в народе.
- Тех ещё вчера заморозили.
По традиции с Бельмачком всегда «за кампанию» «опускали в гробы» его злейшего врага худенького Опальника. И любимого друга толстого миллиардера Брюсмясова.



Бельмачок зашел в Мавзолей.
Страна осталась без временного своего правителя.
Уже скоро, очень скоро замороженное до температуры минус сто девяносто девять градусов тело президента Скайбулая вынесут из мавзолея и понесут к сияющим медным трубам воскрешающей машины.
Илия сопереживал и лежащему в саркофаге президенту России.
От самой мысли, что президент скоро воскреснет, Илия испытывал радость.

И здесь к нему за столик подсела Аннушка.
Она была одета, как одеваются люди, скрывающиеся от кого-то. Её лицо невозможно было разглядеть за накинутым на голову капюшоном. Но Илия помнил, как Аннушка выглядит. Помнил лицо, значительно развитое, как у сильного человека, сильно развитые надбровные дуги, чрезмерно большой рот, толстые губы, наклоненные вперёд резцы.
- Кащеюще снова на меня нацелился, - шепотом произнесла она.
Илия, посочувствовавший даме, купил ей кашу с салом и налил еврейской водки на чесноке.
Он хорошо помнил её историю.
Аннушка, по настоянию родных сама пришедшая «На Плейеля», уверяла докторов, что ее на расстоянии большого километража насилует какой-то там представитель древних «псатовских» кровей по фамилии, кажется, Качелли. Впрочем, чаще всего Аннушка называла своего насильника Лордом Кащеем.
-  Он лишил меня девственности виртуальным образом в то время, когда я, выпившая бутылочку коньяка, лежала перед телевизором и смотрела «Заседание Совета Вторых Псатогоний», - заявляла тогда она.
А ещё Аннушка была уверена в том, что изначально целью Лорда Кащея, нацелившегося своим виртуальным половым органом через океан на Россию, была сама Россия. И вот только она, Аннушка, в последний момент заслонившая Россию своим телом, подставившая злодею свою невинность, Россию и спасла. 
- Он вот-вот снова меня отыщет...
Илия ещё более посочувствовал Аннушке, этой выдающейся женщине. Ей казалось, будто и сейчас Кощей тянется к ней своим виртуальным половым органом через океан из своего древнего «псатовского» замка.

Народ загудел.
Из мавзолея вынесли саркофаг с президентом и понесли к «воскрешающей машине».
Саркофаг почему-то был весь в дырах. Будто его погрызли мыши. Хотя он был явно из прочной жести.
- Он… уже нацеливается на меня, - вдруг вскричала Аннушка. - Он…
Видимый участок её лица был красного цвета. Может, от выпитой еврейской водки.
- А я вот слышал, что в Англии львы до сих пор охотятся на людей, - осторожно сказал ей Илия.
- Только за сегодняшний день он надругался надо мной уже четыре раза, - ответила Аннушка. – И это только за сегодня. Но я выстояла. Я должна защитить Россию. Я буду её защищать.
Она вскочила и убежала.
Народ же ликовал. Все взгляды были устремлены к «голубому экрану».
Президент – там – встал.
Голый и опутанный проводами президент России стоял у воскрешающей машины.
«Кладбищенские барсы» радостно взвыли.
- Евреи, в силу традиционного целомудрия и приверженности к широким и плотным одеяниям, с древнейших времен должны были бы держаться в стороне от нудистских забав, - глядя на голого президента, произнёс Романыч.
- Его энергии достаточно, чтобы вскинуть весь французский флот на высоту горы Бен Невис, - горячо ответил Романычу жующий котлету из фасоли Князь Ной.
И наступила тишина.
Почему она наступила?
Вроде как президента воскресили не совсем удачно.
Вроде как тот оказался не в своём уме.
Народ встревожился.
Илия встревожился тоже.
Он знал, что такое уже случалось.
Президента опять заморозили и опять воскресили.
И снова неудача.
Вроде как какие-то органы оказались перепутаны.
То ли внешние, то ли внутренние.
То ли внешние с внутренними.
Может, даже ухо с селезенкой.
- В прошлый раз перепутался правый глаз с левым, - шептались в народе. – А потом наш президент Скайбулай Седьмой перепутал внутренние наши территории с не нашими внешними. От того чуть война не произошла.
Президента замораживали и воскрешали.
Опять и снова.
Илия то ликовал от воскрешений, то тревожился от неудач вместе со всеми.
- Пора бы тебе, президент-батюшка, проснуться по хорошему, - шептались в народе.
Медные трубы воскрешающей машины блестели.
- Вот почему чиновники так любят воровать медь, – вдруг понял Илия. – Наверняка из чувства патриотизма.
И только без пяти двенадцать президент наконец воскрес правильно.
- Ура, - закричал Романыч, вытащил из под стола банку с её содержимым, поставил на стол и стал хлопать в ладоши.
- Ура, - Князь Ной раскидывался котлетами из фасоли.
Все горячо поддержали воскрешение президента, кто – аплодисментами, кто – чем мог.
- Да здравствует его величество Скайбулай Девятый
Голубой экран погас.
Народ стал расходиться.
Илия тоже пошел к себе.
По пути он подумал о лечебнице.
… - Жаль что «Плейеля» закрыли. Что теперь будет?
Уже заходивший к себе в подъезд, он услышал голос Аннушки, доносящийся откуда-то из-за угла.
- Шесть? Нет, семь… Уже семь… Да! Да! Давай! Ой!
Наступило «Шальное воскресенье».
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments