?

Log in

No account? Create an account
Nov. 16th, 2018 @ 10:52 am САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ
Решил, что о нынешней власти России я высказал все, что думаю. В завершение решил для укрепления патриотизма моих читателей еще раз показать им мою поэму "Самый лучший день". Сделаю потом верхним постом. Пусть все, кто ко мне заходит - читают.

         САМЫЙ ЛУЧШИЙ ДЕНЬ.


        «Памяти не нашедших себе места в путинской России»
                                 
        поэма


                         1.

Разбудило меня птичек пение
Не затем, чтоб делами маяться.
А заря – душе откровение:
Засмущалася и улыбается.

В магазин, и опять – на лавочку.
Все, что надо из сумки достано.
Я гуляю. За все заплачено.
Этот первый тост – самый тостовый:

Пью за то, что по жизни везучий я,
И судьба ко мне больно ласковая.
С президентом чокнусь по случаю,
Как обычно чокался с Ваською.

Президент с этикетки бутылочки
По–простецки глядит: вот где, дескать, я.
Хорошо, что не взял я «Владычную»,
А решился купить «Президентскую».

Ох, хорошо пошла.
В удивлении моем место нашла.

Стало жарко аж.
Между первою и второю…
Президент-то наш…
Пожелаю ему здоровья.

Он ведь дал свободу рабочему люду отдыхать, как и я, на природе.
Опрокину сто грамм за заботу президентову о нашей свободе.

М-ммм… Вторая чуть не пошла назад.
Вроде, остановилась. Но потемнело в глазах.

Видно, в шахте вчера напахался: коряб, как дырявый корабь.
Что поделаешь: за день свободы – неделю пашешь, как раб.

Спою-ка я песню шахтерскую:

Я скажу  тебе:
Самый лучший день,
Самый лучший день
У нас сегодня был.
И очень хорошо,
Что он уже прошел,
И от последних слов
Меня освободил…


                                                             2.

Красно солнышко по небу монеткой катится.
Так и ждется мне слова доброго: пусть не клада – кладьеца.

А вот и Машенька:
Жена моя бывшая.
– Ступаешь-то важно как,
Красавица ты ж моя.

– Здравствуй, милая,
И в разлуке зримая.

Прошла, не поздоровавшись, шагами сухими оттолкнула с бутылкой урода.
Такая вот горькая в разлуке свобода.

Эх,  Машенька…
Оставила наше – мне.

………………………………………………………..

Помню наше свидание звездною ночкой весеннею.
Мы гуляли по роще, молчанием странно связаны.
Знали мы, что вселенское поле для нас засеяно
Удивленным сиянием слов, что еще и не сказаны.

А потом мы спустились на берег вздыхающей реченьки.
Там, где крест наклонился пред лунной дрожащей дорожкою, 
Мою милую Машеньку ласково обнял за плечи я,
И слова о любви в сердце ей были трепетно брошены.

На меня, помню, Машенька тут же взглянула пристально,
Улыбнулась и выдала странную речь свою:
Мол, душою согласна поверить в любви моей истинность,
Если я подарю ей тот факт, что зовется вечностью.
 
Сколько песен просилось, и все оказались спетые.
Я не думал, что пакость такую подсунет фортуна мне.
Как я вечность могу подарить, если вовсе и нет ее?
Если кем-то для шуток дурацких она придумана?

Ну, а Маша – игриво: «И что ты стоишь, как на клиросе?»
И тогда – поцелуев отважных тропою отвесною
Я повел ее в вечность, что влажно и сладко открылася
Между зорь: той, что в струях – и гулкой зарею небесною.
……………….……………………………………………….

Болит душа.
Лучше б этого не было.
Что-то трудно дышать.
А в неба ларь

Понабилися тучки – растерянные скитальцы.
Нет у них дома.
И мне не пойти домой.
Расскажу о такой ситуации:

Я построил свой дом после свадьбы за одно лето.
Мою милую Машу я оставил в том доме жить с другим кем-то.

Сам у Васьки ночевал года три.
А потом…  Не вернешь, что случилось.
Мне бы домик себе прикупить, и немного уюта внутри
Хоть в каком-нибудь месте отчизны.

Разве купишь? Ведь цены такие – траховы:
Хоть на метер квадратный скопить бы за год пахоты!

Хватит ныть…
Налить, и...

                                                    3.


Снова Машенька. Стрелою летит назад.
А за нею… Не верю своим глазам:

Трое из ларца – менты отъявленные:
Повадки – ленивые, взгляды – вяленые.

И все ближе подходят, ближе.
И успеть бы сказать им главное:
Что одним ведь воздухом дышим.
И ведь тоже, небось, православные?

Неужели она привела?
Я ведь к ней завсегда по-хорошему.
Не пойму: за какие дела
Оказаться в ментовку мне брошенным?

Я в ментовке бывал уже раз несколько.
Там истопчут в дырявую тряпку любого резкого.

Помню: что-то не так сказал.
Помню: били меня, лежачего.
Видно, хочется им, козлам,
Чтобы люди всю жизнь на лекарства ишачили.

Девку грамотную – при мне – тогда
Так забили, что кашляла кровью.
Васька взял – заступился. Еще беда:
Ваське швабру засунули в жопу.
Эти же трое.

Помню, смеялись еще над Васькой:
Повернись, избушка, к камере задом…

Помню…

Шаги.
Одного?
Трех?
Нет, двух.
Стали рядом.
И мимо прошли.
Уф-ф…
Широко выпить надо
Средь простора облюбованной мною земли.

А на Машеньку зря я подумал.
– Прости, Машенька.
Помню, звал я тебя лапотуней
По-домашнему.

                                                    4.

Сам не знаю: отчего мне вдруг стало грустно.
Может, оттого, что отдыхаю один я.
Видно, путь перекрыла всем радостным чувствам
Одиночества холодная и обессиливающая плотина.
            
Не желаю молчанием я быть томимым.               
Побалакать о жизни хоть с кем-нибудь хочется. 
Ну, пожалуйста, те, кто проходит мимо:
Уничтожьте со мною мое одиночество!

Да ведь вам показалось, что не вяжу я лыка!
Да я трезв почти. И удостовериться просто вам:
Вы только подплывите под парусами улыбок
К души моей заждавшемуся острову.

Да ведь только для вас мое внимание!                       
Может, выпить хотите? Налью я. Замётано.                                       
Вы только посадите аэроплан понимания
На сердца моего полоску взлетную.

Не расслышали, видно. А у ног – воробьи:
Один – быстрый, другой – думает. Старый, значит.
Может, знак какой? Чья-то милость? Пойми.
Улетели и эти.  Наверно, к удаче.

Спою-ка я песню шахтерскую:

Я скажу  тебе:
Самый лучший день,
Самый лучший день
У нас сегодня был.
И очень хорошо,
Что он уже прошел,
И от последних слов
Меня освободил…


Тут и солнышко мне улыбнулось слегка.
Ну а я…
Вспомнил Гришу – сынка.

Помню, в детстве мой Гриша все спорил со старшими.
Я и сам его выманивал на споры славные.
Вот однажды возьми и спроси я: «Не скажешь мне,
Из всех ценностей – какая – самая главная?»

Почему я так поздно завел
Тот разговор?

– Тут и думать уж нечего, –  ответил мне Гриша.
– О деньгах ты. Их больше – и к счастью ты ближе.
Все мечтают о долларов сказочной груде.
– Ошибаешься: главная ценность – люди.

Гриша тут и вспылил: «Что за люди – убогие?
Только время отнимут для жизни удобное.
Я хочу удовольствий: букет – и на блюде».
– Только помни, сынок, что важней всего люди.

Что тут было! Завелся мой Гриша, неопытный.
Будто что-то я должен ему. И не отдано.
– Вся Россия пусть знает:  что ем я, и сплю где.
Ну, а я – всё об истинном: «Главное – люди».

И еще я сказал: ты смотри мимо лишнего.                                    
Ты не будешь счастливым, в пустое целясь.
Я прошу тебя очень: ты помни, Гришенька:
Человек – единственная – на земле – ценность.

…………………………………………………

Вот она, «Президентская».
Двойную за сынка махану я.
Ох, и жесткая – п…ц. Какая
Х…я разуменье мое хватанула.

Гриша-то мой в тюрьме сидит.
А и сел-то за глупость велику.
У богатых украл малу доченьку.
Чтоб получить выкуп.
Видно, понял меня Гриша не так.
Ну, а я – объяснял не доходчиво.
Это я виноват в том, что Гришина воля на пять долгих лет укорочена.

Тяжко как. Кто на веки повесил мне гири?
Я уж малость посплю в этом отяжелевшем мной мире. 

                                                 5.

И заснул. И оказался в раю на такой же лавочке.
Рядом чья-то душа безмятежно свернулась калачиком.

Чуть поодаль – какая-то площадь. А в центре – дерево.
Там и встретил я Бога. Потерянный – потерянного.

Выбирая из душ: подбегающих, разных, стольких, –
Наливает Бог избранным счастье – до края стопки.

Я  не умер еще. Я – живой. Мне б тихонько откланяться.
Бог меня и заметил: достоин ли, мол, остограммиться?

Заглянул в мою жизнь, стопку разом поднес: «Всё вижу».
Ну, а я: «Поднеси-ка вначале – Грише».

Бог, ну точно мастер на шахте: «Кого ты учишь?
Если Грише налью – ты уж точно кукиш получишь».

Ну, а я и схватился: «Заметано. Ты уж смилуйся.
Сам ведь знаешь, как Грише нужна амнистия».

И проснулся я: с сушняком, но в душе – предовольный.
Оттого, что недолго уж Грише томиться в неволе.

Об одном лишь жалею: пред Богом не стал на колени я.
Рассказал бы я Ваське о моем в раю появлении.

Помню, Васька на все отвечал: «Баешь сказки».
Нет Васьки.

Балкой его придавило.
Насмерть.
Неделю назад.
Был, как моя половина.
Доброта – настежь.
Забыть нельзя.

Почему же его я не встретил
На площади райской?
Знать, и к Богу пристал он с этим:
«Баешь сказки».

Да и матерился Васька по-черному. С матами ж в рай нельзя.
Это тебе не с подругой надоевшей свидание.
Прежде чем быть подселенным к порядочным душам в друзья,
Видно, проходит мой Васька райское перевоспитание.

Баешь…

Неожиданно он ушел.
Вихрем – скоком.
Вижу: рядом с его душой
Душ родных… ужо… сколько…

Им, родным, безмятежно в раю
И раздольно
Над суетою земною.
Ну, а мне-то как больно
Разбухать запоздалой нежностью
От того, что нет их рядом со мною.

И я поднимаю тост за тех, кого нет с нами.
За тех, чьи черты отпечатаны на моей нежности знамени.
Тех, кто живет в хрустальных далях
Моего детства.
Встали.
Стакан в руке задрожал –
Будто забилось остановившееся было сердце.

Тут – с неба капелька тост освятила итогово.
Видно, стопочка счастья расплескалася в руке Боговой. 

И еще – капли.
Мно-ого…


                                      6.

Дочка подошла. Моя Настя.
Такая молчунья. Хотя бы сказала «здрасьте».

Села рядом, как птичка на ветку.
Раньше приходила часто. Сейчас – редко.

Стесняется, что папа у нее… Ну, не совсем на других пап похожий.
Не понимает еще, что на каждого папу свой путь по жизни проложен.

Не грусти, золотая. Взгляни хоть. Не хочешь? Как это?
Мы с Настюшей сидим и молчим. А на нас – капает.

Уже большая…

Помню: забирали ее из роддома. Совсем маленькую.
У подъезда стоял я с букетом цветочков аленьких…

Это было давно…
Как бы мне за стакан при Настюше взяться?
А она – попросила вдруг денег. И – досада от жизни такой босяцкой.

Ведь полгода зарплату не платят – нету, мол.
Чуть напомнишь – мозги утрамбуют угроз валиком.
А в карманах-то что? Ничего, кроме этого?
Лишь червонец...
Помятым цветочком аленьким.

Схватила и убежала.
Настенька.
Сама цветочек.
Все ж какая большая!
…сласти мне…
….сие святое...

                                               7.

Дождь затих, промочивший усталость до днища.
Заглотил поздний вечер мечтанья плененной флотилией
В свое гулкое чрево раздавшегося чудовища.
Я один. Я все так же один. А один ли?

Вовсе нет. Ведь душа моя страстным рельефом своим
С удивительно-свято-незримою сцеплена силою.
С этой силой и сирый и страждущий суть исполин.
Эта сила – Россия. Я счастлив, что связан с Россиею.

Моих сосен я мачтами связан, в ее землю проросшими.
Мой младенческий крик моей русскости был знамением.
Эти сердца шажочки, упрямые жаждой хорошего – 
То российских просторов рванувшие в вечность мгновения.

До моей, о, Россия, погибели будь ты со мною.
Мою буйную голову осени синевы твоей нежностью.  
Этот взгляд, что уперся сейчас в притяженье земное –
То одно из потерянных крыльев твоей безбрежности.

Может, ты и не слышишь меня за заботами?
Лицемерных соседей презреньем безмерно униженная?
Разреши мне носить в моем сердце и боль твою.
Что тебе, о, Россия, пришлось пережить – ясно вижу я.

Вижу бегущую вдаль по холмам веков
Мимо вырезанных деревень, горящих икон,

Прячущуюся от воронов, чтоб им не кланяться,
Девочку Настю в светлом платьице.
 
Прибежала – куда? К еще большим страданиям.
Доморощенные вороны обложили данью ее,

Да такой, чтобы пахала с утра до вечера:
Работящая, добрая, и предельно доверчивая...
                                         .
Кто-то ворон, а кто-то и во власти ослище.
Но в дворце – навсегда: гиря многопудовая.
Президент на бутылочке – неужели услышал?
Вижу – сумрачно смотрит. Улыбка недобрая.

Неужели, – от такой догадки я как-то сник, –
Он над всеми воронами – первым из них?

И внезапно я чувствую за то вину,
Что держала слепота меня в своем плену.

Ну, теперь-то я заново родился будто.
И зреет во мне желание бунта.

Мы, русские, гордый народ, красивый.
Мы никому не позволим клевать Россию.

Я сам – первым в руки возьму
Дубинушку.
– Придет конец царствованию твоему:
Увидишь как!

Президент на бутылочке и съежился будто:
По лику синь.
А я же – вселенски-ликующе-круто:
– Лови-ка! Выкуси!

                                                          8.


Я кому это показываю кукиш?
Незаметно подошли. Вот суки ж.

Трое из ларца – менты отъявленные:
Повадки ленивые, взгляды вяленые.

Ведь вернулись все же за мною.
О дубинушке на время замну я.

Стоят, молча в упор рассматривают.
Вот возьму, и скажу им что-нить матерное.

Лучше культурно – чего вы хотели?
И – ответом – зловещего внимания обострение.
– А вот остров души моей для вас потерян,
Погрузившийся в бездну моего презрения.

…Пусть забирают. Переночевать будет где.
Впервой, что ль, оказываться на распятии перепутия?

Знать, судьба моя лунными пиками прошита.
– Мне б допить…
Разрешили. Все ж люди хорошие.

Горькие последние полстакана
Пью за себя, любимого. За Ивана.

…Эта корка промокшего хлеба
Так темна, что на свет не надейся.
Ну, хоть капельку света мне бы.
И я – чудом – унесся в детство…

Ох, и голодно было в те времена давние.
Нам по пайке в сто граммов хлеба давали в день.

Помню, Лиза – сестренка – проснулась еле. Мама: «А ну-ка».
Свою пайку вложила в светлую Лизину руку.

А сама же – светлее от голода тонкой скатерти.
И отец свою пайку вложил тогда в руку матери.

…Он ушел на войну. Чтобы к нам никогда не вернуться.
Помню, мама его провожала, в печаль завернувшись.

Лиза – плакала в поглощающую его ночную тьму.
И его уже не было.
А мы всё махали вослед ему.

И оставил он, скорби сведенных скул кроме,
Память, что живет в каждой капле моей крови…

Эта память – подаренные им коньки,
Его прощальной улыбки горький праздник,
Прикосновение пропахшей бензином его руки
К моей голове вихрастой…

…………………………………………………………………….

– Я готов.
Эй, вы!
Про меня вы, что ли, забыли?
…наготою…
…травы…
Мой широкий шаг обессилен.

За околицу бы махни, да запой.
Далеко околица.
Ну, а эти… Перетирают между собой
В полголоса:

– Правильно, что берем ночью.
Чтобы меньше глаз.
Указала, чтобы постарались очень.
И – враз

Завтра к утру уже
Чтобы все отписал:
Вместе с домиком – нужное
От лица.

А с самим-то что? Ой, могу – не могу!
Сделаем так, как проще:
Знаю место с крестом на речном берегу
В соловьиной роще.

И заржали тут: двое – низко, а один – тонко.
Почто – не пойму.
Видно, о бедолаге каком-то.
Стопочка счастья не помешала бы и ему.

Вот и карета подана.
Зазвенела потехою
Жизнь шальная моя: вот она.
Гони!
Поехали...

…Китеже.
…быстрое.
…выдержу.
…выстою.

Мне же еще Гришеньку дождаться.
Настеньку замуж отдать.
Россию спа…

Спою-ка я песню шахтерскую:

Я скажу  тебе:
Самый лучший день,
Самый лучший день
У нас сегодня был.
И очень хорошо,
Что он уже прошел,
И от последних слов
Меня освободи-ил…              
         

About this Entry
symbol
[User Picture Icon]
From:peter314
Date:January 2nd, 2011 06:10 pm (UTC)
(Permanent Link)
Нельзя такую поэму читать на ночь глядя. Сильные, но, жуткие сцены.
И с ужасом понимаешь, что всё так и есть.
[User Picture Icon]
From:leonidshimko
Date:January 3rd, 2011 11:59 am (UTC)
(Permanent Link)
Спасибо за отклик. Это мой взгляд. Считаю, что должен был написать это. Ряд мыслей и образов, заставляющий читателя задуматься: можно ли так жить дальше?
From:ngorlanova
Date:March 10th, 2011 03:04 pm (UTC)
(Permanent Link)
Дорогой Леонид, спасибо за новые цветы! Я надеюсь весной немного окрепнуть и написать для Вас пару букетов маслом. Адрес мне в личку можете прислать? Или Вам лучше ангела? Или рыбку?
[User Picture Icon]
From:leonidshimko
Date:April 8th, 2011 03:48 pm (UTC)

Re: offtop

(Permanent Link)
[User Picture Icon]
From:rbardalzo
Date:May 12th, 2011 04:42 am (UTC)
(Permanent Link)
Мне понравилось...
[User Picture Icon]
From:leonidshimko
Date:May 12th, 2011 05:22 am (UTC)
(Permanent Link)
Спасибо. Вам - первому.
[User Picture Icon]
From:mitrichu
Date:June 27th, 2011 10:00 pm (UTC)
(Permanent Link)

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Почему мы не стали сильны в броненосцах?
Почему мы текли только через пустыни?
Почему не подняли над этим вот островом
Знамя России?
[User Picture Icon]
From:leonidshimko
Date:June 28th, 2011 10:27 pm (UTC)
(Permanent Link)
Наверное, это и есть остров души. Интересное стихотворение к фото. Интересные фото к стихотворению.
[User Picture Icon]
From:mitrichu
Date:July 5th, 2011 07:35 pm (UTC)
(Permanent Link)

Посмотреть на Яндекс.Фотках

Так что наш есть исток национальный? Киев?
Какой-нибудь Пердяев-дальний?
Какая есть случайность на Руси?
Что есть такое - наш исток?


Что есть то место, где мы родилиссь,
Откуда мы пошли?
Я сам татарин - это ведь смешно,
Но я такой вот русскости вкусил

Что то, что я татарин, так становится неважно,
И мне, о Господи, спаси,
Всё хочется найти
Исток Руси

Конечно, он - бумажный,
Его измыслили наверное учёные евреи,
Или иные грамотные турки,
Я понимаю - я слабее

И в пиздоболстве, и на книжных драках,
Но мне сегодня нравится, дурак я,
И серые от пыли города,
И топкие болота и леса

А иногда я вижу - вот он, есть
Исток Руси,
А мне в ответ все говорят - соси,
Мол викинги здесь успели раньше нас осесть:


Посмотреть на Яндекс.Фотках
[User Picture Icon]
From:l3lu
Date:July 1st, 2012 04:57 pm (UTC)
(Permanent Link)
С Днем рождения! :)
[User Picture Icon]
From:leonidshimko
Date:July 2nd, 2012 01:25 am (UTC)
(Permanent Link)
Спасибо!
[User Picture Icon]
From:sedov_05
Date:July 2nd, 2014 04:45 am (UTC)
(Permanent Link)
С Днем Рождения !